Легко ли сегодня работать учителем?

Апрельский Мониторинг эффективности школы Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС был посвящен именно этой теме

Повышение средней заработной платы педагогических работников с 2012 года руководство страны напрямую связало с ростом эффективности учительского труда. Выражением этой связи было введение «эффективного контракта». Этот контракт изначально задумывался как создание, с одной стороны, условий, а с другой, требований к результатам каждодневной работы педагога. Предполагалось, что учитель по эффективному контракту работает только в одной школе, получая достойную зарплату и постоянно повышая свой профессиональный уровень. Переработка учителя, которая стала бичом российской школы, должна была уйти в прошлое. Но всё получилось, как всегда: эффективный контракт формально ввели, средняя зарплата статистически повышена (ощутили, правда, ее значительный рост менее 10% учителей), но переработки остались и даже увеличились.

Большинство учителей, участвовавших в опросе Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС, отметили, что в последние годы существенно вырос объем отчетности и организационной работы – на это в 2017 году указали 84% респондентов против 78,8% в 2014 году.

В качестве других причин учителями выделены (допускалось несколько ответов): введение независимой системы оценки образовательных достижений, включая государственную итоговую аттестацию – 31,4% (в 2014 году – 36,9%), проблемы в отношениях учителей с родителями школьников – 38,8% (в 2014 году – 23,8%). Примерно 15% учителей все последние годы указывают на то, что им стало труднее налаживать отношения с учениками.

  Рисунок 1. Удовлетворенность родителей отношениями с учителями

Мониторинг показывает, что учителя постепенно адаптируются к введению ЕГЭ и ОГЭ. Проведение выпускных экзаменов вызывает у них все меньше трудностей, а вот сложности во взаимоотношениях с родителями учеников возрастают год от года. При этом со стороны родителей за последние годы наблюдается рост удовлетворенности взаимоотношениями с учителями (рисунок 1).

Во многом удовлетворенность родителей и неудовлетворенность учителей их отношениями связана с тем, что учителя нередко вынуждены «поступаться принципами» для того, чтобы школа не получила конфликта с родителями.

Чуть более половины учителей (54,3%) считают, что требования администрации школы к качеству их профессиональной деятельности ежегодно растут и это ведет к увеличению отчетности. Вместе с тем, в 2016 году эта группа учителей была больше на 15,4 п.п.

Почти 60% опрошенных учителей считают рост требований администрации школы вполне объективным и обусловленным стремлением повысить качество образовательного процесса (56,2% в 2014 году). В то же время около четверти (23,1%) респондентов связывают рост требований к их работе с контролем вышестоящих инстанций (21,6% в 2014 году) и увеличением числа проверок.

Несмотря на значительное недовольство ростом отчетности и организационной работы, само повышение требовательности к результатам их работы учителя склонны рассматривать как положительный фактор, ведущий к росту качества образовательного процесса.

Учителя в целом отмечают рост качества собственной подготовки к урокам: такой ответ дали 82,7% (в 2016 году – 84,2%). Вместе с тем в сельских школах, напротив, растет доля учителей, считающих, что качество подготовки к урокам падает.

Учителя много времени уделяют внеклассной работе (74,4% респондентов отметили увеличение внеклассной работы). Вместе с тем, по сравнению с предыдущим годом их число сократилось на 5,6 п.п. В большей степени тенденция сокращения внеклассной нагрузки учителей характерна для сельских школ, что, как представляется, связано с сокращением объема дополнительных платных образовательных услуг. В последние год родители стали экономить на дополнительном образовании детей и в наибольшей степени эта тенденция проявилась в сельской школе.

Уровень нагрузки учителей продолжает оставаться высоким – 60% опрошенных работают более чем на одну ставку, и это на 4,7 п.п. больше по сравнению с прошлым учебным годом. Начиная с 2014 года почти в два раза выросла доля учителей, работающих на две ставки (с 7,3% до 13,8%).

Повышение нагрузки отмечают учителя как городских, так и сельских школ. В 2017 году более половины (52,6%) учителей сельских школ работали на полторы или две ставки (в 2014 году – 39,4%). В городских школах доля респондентов, учебная нагрузка которых составляет полторы или две ставки, еще выше – 63,8% (в 2014 году – 45,9%), в школах региональных столиц – 63,7% (в 2014 году – 51,6%).

Помимо работы в школе, многие учителя имеют и другую работу. На необходимость дополнительного заработка указали 46,7% опрошенных, вынужденных подрабатывать периодически или на регулярной основе (в 2016 году – 42,6%). Наибольшая доля респондентов, имеющих дополнительный заработок, работает в региональных столицах – 56,3% (в 2016 году – 48,7%). Сельские учителя (37,6%) также стремятся к получению дополнительного заработка, вместе с тем в сельской местности реализовать данное стремление намного сложнее. Большинство респондентов (92,9%), имеющих заработок вне основного места работы, не работают по совместительству в другой образовательной организации. Если учителя все же совмещают работу в своей и другой школах, то, как правило, их дополнительная нагрузка составляет полставки (4,2%).

Таким образом, можно заключить, что большинству учителей работать в школе стало труднее в силу роста требований к ним со стороны и родителей учеников, и администрации школы. За последний год почти в 2 раза выросла доля учителей, работающих на 2 ставки, и, кроме того, многие учителя вынуждены подрабатывать «вне формальной системы общего образования». В большинстве случаев – это репетиторство, как по предметам школьной программы, так и для сдачи ОГЭ и ЕГЭ.

Апрельские казусы: кому, сколько и за что?

Не так давно одна из наших читательниц обратилась к редакции с просьбой больше не писать «о зарплатном вопросе»: мол, сколько можно поднимать эту тему, всё и так хорошо… «Учительская газета» всегда прислушиваться к своим читателям, но на этот раз мы были вынуждены не согласиться. Не спорим, где-то всё может быть не просто хорошо, а даже отлично, но не меньше мест, где всё очень и очень непросто… Почему нельзя перестать говорить о зарплатах учителей – об этом в комментариях наших сегодняшних собеседников.

Андрей Кадочников, директор гимназии № 8, Екатеринбург:

- Уровень зарплаты педагогов в нашем учебном заведении соответствует среднему по городу: 31-32 тысячи рублей в месяц. Не буду повторять известную фразу о средней температуре по больнице: понятно, что и в школе рамки «средней» могут быть очень широкими.

Особенно сложная ситуация у тех, кто лишь начинает свой профессиональный путь. К сожалению, по опыту знаю: из десяти молодых специалистов в школе остается четыре-пять, и это в лучшем случае. Причины не только материального порядка, но и зарплата определяет многое. Перспективная девочка, несколько раз получив бухгалтерский квиток, расстраивается: две трети денег уходит на оплату съемного жилья, где взять на остальное? Брать огромную нагрузку? Но ведь тогда ни сил, ни времени не останется на личную жизнь. Вот вам и выбор…

Если работать на ставку, получать превосходные результаты и, следовательно, доплату из стимулирующего фонда, все равно не получится той суммы, на которую можно нормально прожить в современном большом городе. Одна из задач для меня как директора – предоставить сотрудникам дополнительные возможности. Стараюсь стимулировать за «разные разности», которые не входят в круг служебных обязанностей (хотя в обязанности классного руководителя входит всё, всё, всё!). У нас достаточно хорошо развита сеть платных услуг. Например, группы продленного дня, начиная с пятого класса (в начальной школе эту услугу мы предоставляем бесплатно). Во второй половине дня многие учителя переквалифицируются в воспитателей. У нас специфическое учебное заведение, помимо общеобразовательного блока есть эстетический: дети занимаются балетом, музыкой, изобразительным искусством и спортом и проводят в школе с 8 утра до 6 вечера, поэтому продленку посещают и старшие школьники. Некоторые педагоги ведут сразу по два класса. Ничего хорошего – а что делать? Такова реальность.

Светлана Анатольевна, преподаватель химии, Екатеринбург:

- Мое мнение: те, кто восхищенно рассказывают о достойных заработках педагогов, либо кривят душой, либо очень, очень, очень много «вкалывают». Простите за вульгаризм, но только так можно описать ситуацию, когда учитель навешивает на себя кучу обязанностей. В нашей школе, как и в других, тоже заведено совмещение разных видов деятельности, что позволяет желающим получать дополнительную плату за дополнительную нагрузку. Например, в связи с изменением учебного плана стало меньше часов у преподавателей ОБЖ, администрация им предлагает заниматься вопросами эвакуации, взаимодействием с ГИБДД. Есть еще лаборантские полставки для преподавателей информатики и так далее.

Сложнее положение у тех сотрудников, которые по каким-то причинам не могут или не хотят брать большую нагрузку. Я много лет проработала в системе образования. У каждого человека в жизни бывают разные периоды. Когда-то я дневала и ночевала в школе, а сейчас не могу этого себе позволить по состоянию здоровья и семейных дел. И не хочу! Взяла неполную ставку. Готовиться приходится, как прежде, уровень отдачи высокий. Доход же резко упал. Получилось, что заработок снизился куда сильнее, чем количество затрачиваемых усилий и времени. Это несправедливо. Государство как будто специально ставит учителей в такие условия, которые не позволяют иметь в жизни ничего помимо работы. Попробуйте отыскать педагога с хобби. Большинство, придя домой после насыщенного трудового дня, способны лишь на приготовление обязательного ужина для домашних и в лучшем случае, если повезет, на пассивный отдых у телевизора.

Елена Краснова, педагог-организатор, Санкт-Петербург:

- В предыдущем месяце цифра, которая была мне перечислена, составила 33 тысячи рублей. Конечно, по сравнению с тем, что я получала 10 лет назад, это более или менее приличная зарплата. Но нужно учитывать, что мой педагогический стаж более 15 лет, у меня первая квалификационная категория и высшее образование. Кроме того, я работаю в гимназии, и за это тоже начисляется повышающий коэффициент. Еще, разумеется, зарплата зависит от нагрузки. Недавно я звонила в другую школу, чтобы поинтересоваться вакансиями, и мне предложили лишь 0,75 ставки, тогда как в своей гимназии я работаю на 1,5 ставки. Я отказалась от мысли поменять место работы, потому что в другой школе получала бы существенно меньше. Если нужны деньги, всегда можно подработать. Например, я – дипломированный музыкант, поэтому могу вести уроки музыки. Моя коллега из другой школы ведет кружок английского языка. Кроме того, за участие и за победы в конкурсах мы получаем надбавку. Чем выше призовое место, тем больше сумма доплаты. Так что, всегда есть стимул стремиться к высоким достижениям.

Наталья Ильченко, учитель истории, Нижний Новгород:

- Совсем недавно по всем нашим СМИ прошла информация, что средняя зарплата бюджетников нашей области с января этого года повысилась на 14 процентов. Я чуть со стула не упала, когда услышала. У кого это, думаю, она повысилась? У меня как была 18 тысяч за 20 часов в неделю, так и осталась. Нисколько не прибавилось. Поспрашивала коллег в школе и в соседнем образовательном учреждении – все только плечами пожали: не было никакого повышения. У одного только учителя прибавилось около тысячи. У кого-то даже чуть меньше стало, потому что спецкурсы решили оплачивать по другой ставке, не как за час урока, а с учетом количества посещающих (если меньше 15 человек, то этот час стоит меньше) Хотя на самом деле подготовка спецкурса требует от учителя больших усилий, бухгалтерия в эти тонкости не входит, для нее решающими факторами являются количественные показатели.

Почти во всех школах директора просят предметников вести спецкурсы по подготовке к ЕГЭ, но оплачивают так скудно, что выгоднее отказаться и перейти на индивидуальные занятия частным образом – то есть, попросту говоря, заниматься репетиторством. Родители оплачивают наши услуги в пять-семь раз лучше, чем школьная бухгалтерия. Премии у нас выплачиваются два раза в год по итогам. В конце второй и в конце четвертой четверти. Учитываются многие показатели, но главные – победы на олимпиадах и баллы на ЕГЭ. В этом году у меня немного звездочек, поэтому ждать большой премии не приходится. Плохо, что в оплате мы зависим от результатов учеников. С менее одаренными детьми работать труднее, но во внимание принимаются только победы.

Ксения Кирюшина, педагог учреждения дополнительного образования, Нижний Новгород:

- У меня первая категория, 26 часов еженедельно. В первом полугодии я получала на руки 17 тысяч, начиная с февраля получаю на 2 тысячи больше. Однако честно скажу, прибавки не почувствовала – все так подорожало, что денег катастрофически не хватает. Подрабатываю частным образом, в том числе с помощью интернет-занятий, веду свой видеоканал, и реклама на нем мне дает примерно 1,5 тысячи в месяц. Также продаю через сайт собственные учебные пособия. Это все вместе дает не очень много в сумме, но "каждая крошка в ладошку". Жизнь заставляет нас, педагогов, более активно искать способы заработка. Я не знаю, как вообще выживать без дополнительного заработка. Премии у нас иногда случаются, но они даются только приближенным "за особые заслуги". Я в число работников, близких к начальству, не вхожу.

Лидия Горшкова, учитель истории и обществознания школы №10 города Кирова:

- Средняя зарплата учителей в нашей школе (к слову, самой большой школе города – контингент учащихся составляет 1500 учеников) самая низкая в городе – на 1 октября прошлого года она составляла всего 21 700 рублей. Это при том, что средняя по Кирову – 24 с лишним тысячи (по данным городского профсоюза). А есть в Кирове школы, где средняя доходит до 26 тысяч. Мы общаемся с коллегами, читаем газеты, слушаем радио, поэтому такая низкая зарплата никого из нас устроить не может. У нас ежегодно уходят педагоги – в первую очередь из-за низкой зарплаты. Работать приходится много (мы в школе до 6 вечера), а вознаграждение символическое. Но этого мало. Еще в конце первой четверти директор попросила нас подписать дополнительное соглашение о снижении заработной платы. В этом документе говорилось, что с января 2018 года у учителей высшей категории снизят на 3% заработную плату, еще на 3% урежут выплаты за классное руководство, еще на 3% - за проверку тетрадей. Несколько учителей не стали подписывать, и их лишили классного руководства и проверки тетрадей (правда, они все равно проверяют, но теперь уже бесплатно). Снижение зарплаты, и без того низкой, нас глубоко возмутило. Мы и так два года не видели премий (даже ко Дню учителя), у нас нет надбавок за сверхурочную работу. Хотя в школе есть платные услуги и внебюджетный фонд, который якобы контролирует попечительский совет. Мы стали возмущаться и требовать объяснений. Директор пояснила, что денег в бюджете школы нет, потому что городской департамент образования якобы снял со счета школы большую сумму. За что, на каком основании, нам не пояснили. Тогда мы написали коллективное письмо в приемную президента. Его подписал 41 педагог. Подписали бы и остальные, но некоторых в этот день не было в школе – мы решили не дожидаться остальных, чтобы не терять время. Получили неожиданный ответ. «При проведении департаментом образования проверки по состоянию на 01 ноября 2017 года в школе выявлено превышение фактических расходов по выплате заработной платы над плановыми показателями на общую сумму 2 млн рублей, которое допущено в результате ненадлежащего контроля со стороны руководства образовательного учреждения за экономным и эффективным расходованием средств субвенции на реализацию государственного стандарта общего образования. Это привело к необходимости пересмотра фонда оплаты труда и снижения некоторых стимулирующих надбавок и компенсационных выплат, в результате чего по состоянию на 17 ноября 2017 года средняя заработная плата педагогических работников снизилась до 19 тыс. 451 рубля. Директору школы Ильиной указано на недопустимость снижения уровня средней заработной платы педагогов по сравнению с предыдущим годом». После этого зарплату нам увеличили – правда, всего на 4,6%. Перед новым годом нам выплатили только по 2 тысячи, остальное пообещали выдать в январе. Хороши у нас были праздники! Решение нашего вопроса считаем неудовлетворительным, и мы продолжаем борьбу: пытаемся найти правду, пишем во все инстанции, но отовсюду – из департамента, министерства региона и федерального министерства – приходят одни и те же ответы – то, что в ответ на запрос начальства напишет сама директор. Пока никаких существенных перемен с оплатой труда мы не добились.
 
П.С., учитель начальных классов города Курска:

- В этом году мне дали мой первый класс. До этого я работала старшей пионервожатой школы, вела группу продленного дня, работала социальным педагогом. В школу пришла за своими дочками – они подросли, пошли учиться, детсад до этого не посещали, поэтому работать я не могла – была с девочками. А вот подросли они, и у меня время на работу появилось. Поначалу зарплата была маленькая – пришла я, как сейчас помню, на три тысячи рублей. Но уже тогда, восемь лет назад, директор понимал, что это очень мало, поэтому меня догрузили и начала я получать около восьми тысяч рублей. Для нашей семьи, когда муж работал то на стройке, то на вахту в другой город уезжал, это было немного, но помогало хоть как-то сводить концы с концами. Работала я тогда много... Особенно сложно было ходить по квартирам учеников, которые живут в неблагополучных семьях: не всегда открывают двери, а вот если их открыли, не знаешь, пустят ли тебя за дверь, не закричат ли, не оскорбят... Поэтому я мечтала о работе именно учителя! В этом учебном году моя мечта сбылась. Работаю много, а вечером не только тетрадки проверяю, но и заполняю журналы – школьный, группы продленного дня и специальный для учеников с ОВЗ. Да, класс у меня не совсем обычный, за это, кстати, надбавка полагается, я ее получаю – порядка пяти тысяч. У меня 18 учеников, три ребенка с ОВЗ, у одного из детей есть собственный тьютор. Итак, каждый день у меня четыре урока, группа продленного дня, внеурочная деятельность и заполнение журналов, а также школьные тетрадки. Зарплата – не меньше 20 тысяч рублей, а иногда с учетом премий и отпускных бывает и 30. В итоге я получаю иногда больше, чем муж, который трудится на двух работах – шофером и таксистом в свободное время. Многого мы на заработанное себе не позволим, но каждое лето стараемся побывать на море – путешествуем на собственной машине, потому как это выгоднее и многое можно увидеть по пути. Мы всегда делаем разные заготовки, сажаем картошку, капусту, огурцы, собираем ягоды, закатываем компоты – это наше подспорье на зиму и весну. А зарплата теперь у меня хорошая. Я рада, что работаю учителем!

Тем временем

В Петрозаводске прошел круглый стол, в рамках которого чиновники, эксперты, депутаты, общественники и представители профсоюза обсуждали проблему оптимизации дошкольного образования в столице Карелии. Помимо проходящей оптимизации, речь зашла и о зарплатах воспитателей детских садов.

Председатель комитета социального развития городской администрации Римма Ермоленко привела данные по средним зарплатам воспитателей в детсадах Петрозаводска: 2016 год – 21336 рублей, 2017 – 25989 рублей, первые два месяца 2018 года – 29201 рубль при плане 26663 рубля. По словам воспитателей, еще в начале года они и, правда, получали большие премии, но уже за март зарплата снизилась. Во время обсуждения воспитатели высказывали опасения относительно изменения нагрузки при новом расписании: это, на их взгляд, приведет к ухудшению условий работы и плохо скажется на детях. По данным "Учительской газеты", реальная зарплата воспитателей все-таки меньше озвученных "средних" цифр. "Никогда таких сумм на руки не получала!" - сказала одна из присутствующих на встрече воспитательниц и предложила заглянуть в ее зарплатный квиток.

Председатель Карельской республиканской организации профсоюза работников народного образования и науки Евгения Макарова подтвердила, что методология расчета средней зарплаты включает в себя отпускные, налоги, которые вычитаются из зарплаты, то есть она несовершенна, но, как настаивает председатель профсоюза, зарплаты воспитателей значительно подросли и индексируются в срок. Кроме того, начальник отдела финансов в отраслях социальной сферы Минфина Карелии Валентина Лузгина пояснила, что финансирование образовательных стандартов и исполнения "майских указов" обеспечивается в полном объеме с учетом увеличения на 6%, эти средства направляются муниципалитетам на реализацию образовательных программ. В абсолютных цифрах на сферу образования в 2018 году предусмотрено 333 миллиона рублей. Достаточно ли будет выделенных средств на зарплату воспитателям и учителям, станет понятнее к осени 2018 года. Напомним, Карелия в 2017 году стала одним из первых регионов, который в октябре обратился к федеральному центру за помощью из-за невозможности выполнить зарплатные обязательства.

Средняя зарплата учителей в Москве в 2018 году достигла почти 90 тысяч рублей

«У нас сегодня нижняя граница учительской зарплаты в 2018 году, если учитель работает на полную ставку, не менее 68 тыс. рублей. Средняя зарплата Средняя зарплата учителей в Москве в 2018 годуза первый квартал 2018 года уже 89 тыс. с копейками» - сообщил глава департамента образования Москвы Исаак Калина на заседании круглого стола Московской городской Думы.

При этом глава Департамента отметил, что те преподаватели, чьи ученики достигают больших результатов на выпускных экзаменах и олимпиадах заработают еще больше - до 120 тысяч рублей в месяц.

- Что правда, то правда, - подтвердил «Комсомолке» заслуженный учитель России, директор московского Центра образования № 109 Евгений Ямбург. - Москва имеет ресурсы. В регионах, конечно, не так к сожалению.

Ранее глава Минобрнауки Ольга Васильева сообщала, что средняя зарплата учителей в 2018 году по всей России за 2017 год в среднем увеличилась на 1,6 тысяч рублей, согласно майским указам президента.

В США на акции протеста вышли школьные учителя

В США проходят рекордные протестные акции школьных педагогов. Забастовка учителей в Аризоне и Колорадо сорвала образовательный процесс более чем для миллиона трёхсот тысяч учеников. Об этом заявили местные власти, передает ОТР.

В Денвере десятки тысяч преподавателей и родителей школьников пришли к парламенту штата с требованием повысить зарплаты учителей минимум на 20 процентов, и увеличить расходы на всю систему школьного образования. А ещё законодательно запретить переполненные классы, когда на уроке присутствуют до сорока учеников.

В Аризоне, где с четверга закрыты сотни школ, учителя грозят не выйти на работу и в понедельник, если власти не выполнят их требования. Педагоги сейчас получают в среднем по 49 тысяч долларов в год, а хотят 58 тысяч.

В Татарстане директор школы-интерната воровала продукты у слепых детей

44-летняя руководитель нанесла учреждению ущерб на сумму более 330 тысяч рублей.

Директор Лаишевской школы-интерната для слепых воровала продукты у детей, сообщает пресс-служба СК РФ.

Установлено, что 44-летняя руководитель учреждения велела поварам выносить для нее часть продуктов, в том числе мясо. В результате женщине удалось похитить еды на 230 тысяч рублей, передает Татар-информ.

Помимо этого, она неоднократно обналичивала десятки тысяч рублей по поддельным договорам через фирму, которая поставляла продукты для школы-интерната. Установлено также, что по ее приказу водитель школы списал горюче-смазочные материалы на сумму более 100 тысяч рублей.

По данным фактам возбуждено уголовное дело о мошенничестве.

Число работающих на двух ставках учителей выросло в два раза

Доля учителей, которые работают на две ставки, выросла с 7% в 2015 году до 14% в 2017 году, подсчитали в РАНХиГС. Учителей не устраивает их зарплата и они вынуждены брать дополнительную нагрузку и подрабатывать, полагают эксперты

Начиная с 2015 года количество учителей, работающих на две ставки, выросло в два раза — с 6,9​% в 2015 году до 13,8% в 2017 году, следует из аналитического обзора «Мониторинг эффективности школы. Что изменилось в работе учителя за последние годы (2014–2017 годы)». Доклад (есть у РБК) подготовили сотрудники Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС.

В 2017 году большинство учителей работали не на одну ставку — 46,2% на полторы и 13,8% на две. Количество преподавателей-совместителей растет последние два года. В 2016 году их доли были 42,9% на полторы ставки и 12,4% на две, а в 2015 — 37,9% на полторы ставки и 6,9% на две.

Реклама
Кликните на видео для перехода на сайт рекламодателя

При этом почти половина опрошенных (46,7%) сообщили, что имеют и другую работу помимо преподавательской. Чаще всего (56,3%) подрабатывают учителя в региональных столицах, в селах дополнительная подработка есть у 37,6% учителей.

Возможно два объяснения для такого роста числа преподавателей, работающих на несколько ставок, полагает автор доклада, директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко. «Либо им стало не хватать денег, либо раньше они старались так откровенно об этом не говорить», — указывает она.


РБК направил запрос в Министерство образования и науки с просьбой пояснить причины увеличения количества совместителей.

Для подготовки доклада эксперты РАНХиГС опросили 900 учителей — по 300 из сел и деревень, из небольших городов и из региональных столиц, рассказали РБК в академии. Респонденты живут в Воронежской, Ивановской, Свердловской, Челябинской областях, Алтайском и Ставропольском краях, указано в исследовании.

Доходы учителей
О росте своих доходов в 2017 году сообщили 31,4% опрошенных учителей, что больше, чем в предыдущем году, почти на 10%. По итогам 2016 года о росте доходов сообщили только 22,1% учителей.

В мониторинге РАНХиГС отражены успехи регионов по повышению заработной платы учителей, но экономическая ситуация сильно повлияла на результаты этих стараний, замечает директор института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.


«Если говорить о формальной стороне дела, то с указами президента [повысить зарплату учителей до 100% от средней по региону и держать ее на этом уровне до 2018 года] регионы все-таки справились. Но текущая заработная плата учителей отстает от их ожиданий», — отметила она. В предыдущем докладе о школах РАНХиГС, который вышел в марте, недовольство свой зарплатой выразили почти 60% учителей. Также в марте Минобрнауки предложило повысить зарплату учителям в 1,5 раза.

Большая нагрузка

​Почти три четверти учителей (74,3%) пожаловались на растущую нагрузку в школе. При этом в прошлом году на рост нагрузки жаловалось еще больше преподавателей — ​80,9%, указывают авторы исследования. В РАНХиГС предполагают, что снижение их доли можно интерпретировать как адаптацию учителей к изменившимся условиям работы.


Оценка сложности работы зависит от возраста опрашиваемых учителей, заметили эксперты. Только 59,7% молодых учителей (до 35 лет) говорят о растущей сложности. Среди педагогов 46–55 лет таких респондентов гораздо больше — 79,4%. В остальных возрастных группах о возросшей сложности говорят примерно 78% опрошенных.

Те из учителей, кто заметил растущую нагрузку в школе, главной причиной назвали рост объема отчетности и организационной работы. Такого мнения придерживаются 84% респондентов из пожаловавшихся на рост нагрузки. Среди других причин были названы система оценки образовательных достижений (в том числе государственная итоговая аттестация в 9 и 11 классах), проблемы отношения учителей и родителей учащихся. По сравнению с прошлым годом особенно заметно увеличение числа учителей, столкнувшихся со сложностями работы именно из-за попыток наладить отношения с родителями своих учеников (26,1% в 2016 году против 38,8% в 2017 году).


«Увеличение административной нагрузки связано со сложностями перехода от бумажных форматов к электронным — электронным дневникам и учебникам. Во многих школах сохраняется и то, и другое. Надо вести и электронный учет, и все дублировать на бумажных носителях», — указала Абанкина.


От отчета до отчета. Как наше образование на ноль умножили

Бюрократическая трясина медленно, но верно затягивала наше школьное образование на протяжении последних лет, пока в этом болоте не погрязли все без исключения.

На вопрос «что происходит с российской средней общеобразовательной школой?» есть один простой ответ: она утонула. Утонула в многочисленных отчетах, мониторингах, скорингах, всевозможного рода планах, справках и снова отчетах, единственная цель которых — составить на их основе новый отчет. Эта бюрократическая трясина медленно, но верно затягивала наше школьное образование на протяжении последних лет, пока в этом болоте не погрязли все без исключения.

 

Десятилетиями учителя играли ключевую роль в качестве школьного обучения. Именно от них — от их таланта, подачи материала, - зависело, как хорошо дети усвоят программу, с какими знаниями выйдут из школы, смогут ли без репетиторов и дополнительных занятий поступить в вуз. Люди, которые стремились дать своему ребенку хорошее образование, в первую очередь старались подобрать школу с сильными педагогами. Ведь учителя были той системообразующей силой, которой измерялось качество и престиж того или иного образовательного учреждения.

 

Теперь эта сила помножена на ноль. Сегодня роль учителя в предоставлении знаний ученику свелась до минимума - на это просто нет времени. Учитель живет от отчета до отчета, от подготовки детей к тесту «Московского центра качества образования» (МКЦО) до подготовки к Всероссийской Проверочной Работы и пресловутому Единому государственному экзамену (ЕГЭ). А чтобы получать достойную зарплату, вынужден брать на себя еще и дополнительную административную нагрузку.

 

В результате производство отчетов и других очень важных (с точки зрения наших чиновников) бумаг стало основной работой учителя. Он стал классическим бюрократом, чья задача — показать другим бюрократам хорошую статистику в виде успеваемости учеников. Вот и весь образовательный процесс. О воспитании, творчестве, наставничестве, поиске нестандартных подходов к ученикам, раскрытии их талантов здесь речь уже не идет — эти вещи теперь находятся на периферии учительского внимания. Время этим прежде основным процессам уделяется по остаточному принципу.

 

В погоне за отчетностью была потеряна связующая нить между учителем и учеником. Ребенку не интересно идти в школу, а погрязший в бумагах учитель не может заинтересовать ребенка, так как ему некогда и не хочется об этом даже подумать. Поэтому сегодня обучение в стандартной средней школе - это муторный и не интересный ни одной из сторон процесс.

 

Другая жертва новых реалий — институт второгодничества, один из немногих действенных инструментов воздействия на неуспевающих учеников. Руководство школы заинтересовано в благополучных показателях сдаваемых отчетов еще сильнее самого учителя. Современных отстающих детей больше не пугают, что оставят их на второй год, а просто переводят их в следующий класс, даже если они этого не заслужили. Нетрудно догадаться, что подобная практика уничтожает мотивацию не просто учиться хорошо, а учиться вообще, и не только у самих двоечников, но у всего класса. Ведь если нет разницы, то зачем делать уроки?

 

Изменить ситуацию могли бы мы, родители — ведь это наши дети недополучают знания (а точнее, получают никакое образование). Но роль родительских комитетов сегодня тоже нивелирована, сведена на нет. Да и сами родители в большинстве своем не горят желанием погружаться в детали образовательного процесса, что позволяет учителям оставаться на своей волне. 

В сегодняшней средней российской школе такая ее функция, как воспитание личности, отсутствует как класс. Развитие самостоятельности, творческого мышления — тоже. Не существует по сути ни индивидуальных проектов, ни групповых работ. Все школьные выставки, опять же, делаются в первую очередь для отчетности. Их экспонаты — наспех сделанные родителями учеников поделки, а не результат самостоятельной реализации проекта ребенком. Но зато по бумагам у нас все хорошо: выставку провели, деньги освоили, галочку поставили.

 

Даже хорошие и нужные начинания не могут пробиться через эту бюрократическую трясину. За последние годы было много сделано для оснащения классов хорошим и дорогостоящим оборудованием. Отчеты вышли на загляденье — школы оборудованы современной техникой, теперь-то заживем! Но многое из этого оборудования просто пылится, так как сами учителя не умеют им пользоваться, а на многие новшества, доступные с такой продвинутой техникой, банально нет времени.

 

Проблему перегруженности учителей бумажной работой не раз выносили на самый высокий государственный уровень. Много раз с разных трибун мы слышали призывы освободить преподавателей от этой работы. Еще в 2012 году свеженазначенный министр образования Дмитрий Ливанов обещал, что число отчетов и бумажек, которые вынуждены заполнять учителя, обязательно будет сокращено. С тех пор успели сократить и самого Ливанова, а воз и ныне там. И с каждым годом ситуация становится только хуже.

 

Образовательная система сделала серьезную ставку на цифры и статистические данные, и весьма преуспела в этом. Но за этим потоком она упускает самое главное - индивидуума, ради которого и создавался институт знаний. Очень бы хотелось, что бы у нашей образовательной системы произошел прорыв в понимании духовной личности ученика и его натуры. Ведь идеальный учитель — не бюрократ с отчетностью, но тонкий психолог, каждый в своей области. Учитель, каким он должен быть — это наставник, проводник в мир удивительных знаний, который дарит нашим детям возможность видеть мир ярче и шире. Это тот человек, который видит проблемы каждого ребенка и корректирует их. Помогает раскрыть способности, реализовать творческую сторону. А не отбывает номер просто так, для галочки.

 

Ведь дети - это цветы жизни. Так пусть у них будет возможность цвести и радовать взгляд окружающих.

Найти экстремиста. Перед акцией Навального школы проверяют на патриотизм

В Санкт-Петербурге школьников анкетируют на предмет лояльности к властям, патриотизма и экстремизма. Такие сообщения появились в социальных сетях и местной прессе.

Тестирование патриотизма проводится в школах Московского района города. В соцсетях выложены фотографии тестов, одним из первых такую фотографию опубликовал активист Ярослав Путров в своем телеграм-канале. По его мнению, опрос школьников приурочен к объявленной несанкционированной майской акции Алексея Навального "Он вам не царь", поскольку известно, с какой охотой именно школьники выходят в последнее время на мероприятия оппозиционного политика. Ярослав замечает, что подобные анкеты ему присылают не впервые:

Способ выбран неэффективный, он не приносит пользу, а дает повод лишний раз посмеяться над властью

– У меня есть телеграм-канал, и те, кто меня читает, часто делятся со мной чем-то, что они считают важным. Вот этот школьник читает мой телеграм-канал, и он прислал мне фотографию тестов, которые им раздали в школе. Насколько я понимаю, такое анкетирование проводится не в одном классе и не в одной школе, а во многих. И если этот школьник прислал мне фотографии таких анкет – из этого можно заключить, что ему это не нравится. Я тоже думаю, что если таким путем хотят повысить патриотизм, то способ выбран неэффективный, он не приносит пользу, а провоцирует разные медийные истории, дает повод лишний раз посмеяться над властью.

Социолог Мария Мацкевич тоже считает такой способ поднятия патриотизма среди молодежи неэффективным, но и достаточно безобидным:

– Эти анкеты распространяет Комитет по образованию, и, судя по всему, они придут и в другие школы. Прежде всего, мы должны понимать, что эти анкеты не обязательны для заполнения, а, кроме того, дети относятся к таким вещам гораздо рациональнее взрослых. Они их либо игнорируют, либо, точно понимая, что от них хотят, не сделают ничего такого, что могло бы им повредить.

– То есть вы хотите сказать, что они как-то обойдут провокационные вопросы, которые там имеются, – например, об отношении к людям другой национальности или другой религии?

В графе "выполнено" значится: проведено анкетирование, 98 процентов учеников патриотически настроены

– Давайте подходить трезво – как бы вы или ваш ребенок ответили на эти вопросы: вы бы либо их пропустите (что, кстати, тоже возможно, ведь там некому проверять правильность заполнения), либо ответите безо всякого смысла, либо зная, как надо отвечать. Нет никакого основания полагать, что эти анкеты вызовут доверие у тех, кому они предназначены, и что мы получим искренние ответы и потрясающие результаты. Эти анкеты вообще не для академического исследования, а для того, чтобы поставить галочку в исполнении определенной программы. Есть бюрократическая отчетность, там у них в плане записано: исследовать уровень патриотизма или толерантности в школах, в графе "выполнено" значится: проведено анкетирование, 98 процентов учеников патриотически настроены.

Да, это еще один неприятный симптом – бюрократизации и профанации всего и вся, в том числе понятия патриотизма, толерантности, гражданского воспитания и образования. Да, кто-то может кинуть камень в огород социологов – вот чем они занимаются. Нет, они этим не занимаются, скорее всего, эти анкеты составляли чиновники, возможно, с гуманитарным образованием – и опять же не для реального изучения уровня патриотизма, а для отчета. Скорее всего, они понимают, что получат исключительно радужные цифры, но для нас эти цифры ни о чем не говорят, ни на что нас не ориентируют. Это дурацкая тенденция, но это далеко не первая анкета такого рода.

Это растущая бюрократизация, профанация, опошление политических понятий

Были у нас анкеты для студентов, составлявшиеся вообще в прокуратуре, кажется, приуроченные к выборам: знаете ли вы, какая ответственность существует за выход на несанкционированные акции. И это распространяли деканаты, но возмутились, кстати, студенты только одного вуза, тогда и стало известно, что рассылали эту анкету по вузам всей страны. Мы же понимаем, что это делалось не ради повышения юридической грамотности студентов. Да, это растущая бюрократизация, профанация, опошление политических понятий, но это не какой-то качественно новый уровень, требующий нашего повышенного внимания. Это отголосок глубинных процессов, для знания о которых нам не нужны анкеты: мы и без них знаем, что эти процессы идут, а сами анкеты не стоят ни наших сил, ни нашего внимания, – отмечает Мария Мацкевич.

Акция сторонников Алексея Навального в Москве, 28 января 2018 года

Журналист Даниил Александров на своей странице в Фейсбуке отозвался на анкетирование школьников – но он считает это подлостью и прямым нарушением 29-й статьи Конституции, которая запрещает принуждать людей к выражению своих политических взглядов. Автор поста приводит несколько утверждений, предлагаемых в анкете для того, чтобы выразить свое согласие или несогласие с ними:

  • Интересы России превыше моих собственных.
  • Я готов встать на защиту своей родины и народа.
  • У меня возникает чувство гордости за современное политическое влияние России.
  • Я горжусь культурой и традициями России.
  • Я живу в России и не собираюсь никуда уезжать.

"Кроме того, – пишет Даниил Александров, – самим учащимся предлагают определить, какие общественные явления или психологические особенности (!) вызывают среди молодежи националистические или экстремистские настроения. Составители анкеты откровенно подводят подростков под ст. 282 УК РФ, предлагая ответить на вопрос: "Есть ли религии, национальности, к которым вы испытываете неприязнь?" и на вопрос "Сталкиваясь с людьми, отличающимися от вас внешностью, национальной или религиозной принадлежностью, вы обычно..." давая вариант ответа "Действую агрессивно".

Даниил Александров считает, что "тотальное анкетирование школьников о любви к Родине, готовности к жертвам и предложение донести на самого себя, – это настоящее проявление фашизма, без всяких скидок и метафор":

Если человек будет отвечать на них правдиво, то из его ответов может следовать, что он совершал, совершает или собирается совершить какие-то правонарушения

– Эти анкеты меня возмутили, они мне представляются вредоносными в целом. В практике Комитета по образованию сейчас плотно заложена профилактика экстремизма, борьба с ксенофобией и прочее, проводится это в форме уроков патриотизма, опросов, но мне кажется, что все это достигает прямо противоположных целей. Подход к делу формальный, неделикатный, как в случае с этими анкетами, и у подростков это вызывает естественный протест и отторжение. Наибольшее возмущение у меня вызвали два конкретных блока в этих анкетах. В одном из них задаются вопросы, где уже заложена идеологическая позиция, то есть они предполагают существование некой верной идеологии, условно говоря, патриотической. А второй блок содержит такие вопросы, что если человек будет отвечать на них правдиво, то из его ответов может следовать, что он совершал, совершает или собирается совершить какие-то правонарушения. И хотя в анкетах нет никаких указаний на то, что они подписываются теми, кто их заполняет, но как любой человек, учившийся в школе, я прекрасно понимаю, что ни о какой анонимности на самом деле речи быть не может.

– Как вы считаете, а родители или сами школьники могут от такого анкетирования отказаться?

– Ну о каком-то принуждении мне неизвестно, кроме того, родители, заранее зная об анкетировании, могли бы проинструктировать детей, а очень многие вообще отказываются от самых разных тестов. В школе вообще проводится довольно много опросов – и психологических, и касающихся социального положения, каких-то связей, так что часто возникают маленькие скандалы, родители протестуют, это совершенно нормальный процесс. Но когда вопросы ставятся так, как в первом блоке этой анкеты – о любви к Родине и противопоставлении личных интересов интересам Родины, тогда отказ отвечать на такие вопросы может быть сам по себе истолкован как отсутствие патриотизма. Вот в чем проблема. Это как известный случай в Белгородской области – когда родители отказывались выбирать Основы православной культуры, и они автоматически оказывались в положении оппозиции, хотя не делали ничего противозаконного. Такая опасность есть – это привнесение в школы идеологии, что не очень хорошо, – считает Даниил Александров.

Известно, что анкетирование в школах Московского района проводится с помощью районного Центра психолого-педагогической и медико-социальной помощи. Радио Свобода удалось до него дозвониться, но его директор Людмила Шкапова отказалась давать интервью, сославшись на то, что не может говорить без прямых указаний своего учредителя – городского Комитета по образованию. В то же время она подтвердила, что такие анкеты по школам района распространялись. Интернет-издание "Фонтанка" приводит комментарий Комитета по образованию – о том, что анкетирование проводится в рамках плана "по профилактике правонарушений несовершеннолетних на 2017–2018 учебный год".

Анкетирование было обязательным, нас попросили поставить "правильные" ответы, чтобы не возникло проблем у школы и конкретно у педагога

Радио Свобода удалось также связаться с 11-классником Игорем (имя по просьбе школьника изменено), который прислал Ярославу Путрову фотографии анкет. Игорь не захотел общаться по телефону, но охотно вступил в переписку через Telegram, еще раз прислал фотографии анкет и написал следующее: "Анкету нам раздавал социальный педагог, который еще является у нас учителем русского языка, она сама оппозиционная и против этого анкетирования. Анкетирование было обязательным, нас попросили поставить "правильные" ответы, чтобы не возникло проблем у школы и конкретно у педагога. Анонимность соблюдалась". На вопрос, как реагировали на анкету одноклассники, Игорь написал: "В классе в основном смеялись, либо было без разницы. Не понравилось это всего паре человек и самой преподавательнице".

Задержания на антикоррупционной акции сторонников Алексея Навального в Москве, 26 марта 2017 года

Из ответов Игоря следует, что отказаться от заполнения анкеты все-таки было нельзя. Можно также предположить, что если Игорь предпочитает скрывать свое имя и даже голос, то он явно боится показаться не слишком патриотичным. На доцента факультета психологии СПбГУ Ирину Писаренко те фрагменты анкеты, которые ей удалось увидеть, тоже произвели не слишком приятное впечатление.

Содержание анкеты не соответствует психологии целевой группы, дети устанут и будут отвечать небрежно и неискренне

– Во-первых, анкета просто составлена неграмотно, в ней много стилистических ошибок и даже орфографических. Например, слово "никаких" исследователи почему-то пишут раздельно – "ни каких", а в предлоге "из-за" они потеряли дефис – я сначала думала, что это опечатка, но потом увидела, что такое написание – "изза" – повторяется многократно. Даже виденный мною фрагмент был очень длинным, да еще оформленным в виде таблиц – такой объем и для старшеклассников великоват, то есть сама методология составления анкеты не слишком корректная. А главное, содержание анкеты не соответствует психологии целевой группы, дети устанут и будут отвечать небрежно и неискренне. И потом, сейчас в обществе идут споры, дискуссии по многим вопросам, и хотелось бы, чтобы такая анкета предварялась внятным вступлением, объяснением – а то анкеты раздаются, а никто не понимает зачем. Тут нужна подготовка общественного мнения.

По всей видимости, те, кто такие опросы инициирует, хотят принять меры по профилактике молодежного экстремизма и политической активности. Да, у детей энергии много, они не всегда знают, куда ее направить, а взрослые такую анкету, видимо, рассматривают как некое средство снижения подростковой активности, связанной с выражением недовольства. Но с педагогической точки зрения это сделано неправильно, тут не учтен социальный контекст, да и сама анкета не прочитана внимательно, что странно: ведь ее должны были прочесть как минимум на трех уровнях – на городском, районном и в самой школе – и на всех трех уровнях не увидели даже элементарной неграмотности, что мне трудно объяснить.

– А о чем говорит нежелание Игоря называть свое настоящее имя, общаться по телефону?

Любое доминирование над свободным выражением мысли, наоборот, вызывает обратную реакцию

– О том, что и родители, и дети, и учителя боятся высказывать свое истинное отношение к таким акциям. И можно с грустью констатировать, что такое анкетирование даст обратный эффект – сама процедура является объединением протестных учителей и детей, да и родителей, наверное, тоже. Так что если хотели получить эффект снижения конфликтности, то эффект будет обратный. Любое доминирование над свободным выражением мысли, наоборот, вызывает обратную реакцию, которая не идет на пользу ни нашим органам управления, и структурам образования – это как раз иллюстрация того, как неграмотная работа может дать вместо позитивного негативный результат. В самом изучении мнений людей по разным вопросам нет ничего плохого, мои коллеги вели многолетние исследования, составляли портрет выпускника, изучали, как меняются дети, но это была корректная работа, она давала срез, позволявший увидеть настроение детей, изменение их позиции, но в данном случае все это не очень получилось.

Например, не совсем понятно, к чему задаются вопросы о сопоставлении интересов России и своих собственных, о том, собираются ли подростки уезжать из страны. А что, если мы узнаем, что дети хотят уехать, мы их будем отговаривать? Это бессмысленно, у нас есть статистика, которая показывает процент людей, уезжающих за рубеж. Высшая школа экономики периодически проводит срезы по ориентации выпускников на работу дома или за рубежом. И раз все эти данные есть, то непонятно, зачем организаторы задают школьникам такие вопросы. Откровенные ответы вряд ли будут получены – старшеклассники вполне способны слукавить. Да и вообще, выпускник в 16–18 лет в норме еще не должен отвечать, что он отдаст свою жизнь за родину, у него еще не сформирована гражданская позиция. Хотя у нас и хотят сформировать у школьников эту позицию – что они за Родину готовы жизнь отдать, но сейчас на самом деле процесс детства затягивается, взросление замедляется, дети выходят из школы менее зрелыми, чем даже 10 лет назад. Так что само себе получение ответов на такие вопросы не улучшает климат ни в школе, ни в городе. Они что, ждут ответов: "Да, я патриот, да, я отдам жизнь" – для успокоения властей?

Сидя в классе, ребенок всегда оглянется и вспомнит, кто у него тут другой национальности и другого вероисповедания

Нет, профилактика делается не такими методами. Предложите детям интересные проекты, в которых они смогут участвовать бесплатно, и они будут любить свою страну и останутся в ней, их удержит желание доделать проект и найти единомышленников, а не такие вот анкеты. Тем более что часть вопросов в них действительно можно считать провокационными. Одно дело – анонимный опрос в газете или в соцсети, тут человек защищен. А вопросы об отношении детей к разным национальностям и религиям провокативны, я не думаю, что их вообще нужно задавать. Тем более в школе, где у учителя всегда есть возможность посмотреть, например, кто сдал свою анкету первым или последним. И, сидя в классе, ребенок всегда оглянется и вспомнит, кто у него тут другой национальности и другого вероисповедания.

То есть сама идея неправильная, начиная с формулировки вопросов и заканчивая способом их распространения. Думаю, все это, скорее, повредит и детям, и самому исследованию. А то, что дети смеялись, говорит о том, что они не понимали смысла этой анкеты. И еще их смех говорит о недоверии к затеям взрослых. И если они понимают, что это профанация, то мы сами показываем им дурной пример – какая тут любовь к родине, какой патриотизм? Патриотизм – это уважение, признание ценностей, культуры страны, а если дети смеются, то, значит, они этих ценностей не признают. Кстати, и родителям я бы посоветовала обращать внимание на такие вещи, к подобным разговорам детей надо готовить – и не обязательно с помощью анкетирования. Можно посмотреть, сколько детей участвует в волонтерских проектах, в каких-то конкурсах, посвященных народной культуре, истории, – по этим данным тоже можно многое выяснить. Профориентация может прояснить стратегию жизни школьников – планируют ли они здесь оставаться или выбирают зарубежные траектории. То есть существует масса способов – кроме анкетирования – с помощью которых можно узнать температуру по больнице, – говорит Ирина Писаренко.

«Мы боимся за жизни детей»: родители учеников школы в Бартыме, которую закрывают, выходят с митингом

В Октябрьском районе закрывают сразу две сельских школы — в Верх-Шуртане и Бартыме. Волну возмущения вызвало закрытие школы в селе Бартым, в которой обучаются 28 детей.

— Мы узнали, что для подвоза будет выделено два автобуса: один — новый, а второму — девять лет. Он как будка, в нём очень холодно. В случае затора из-за метели дети замёрзнут за час, — сообщила 59.ru многодетная мать Рауфа Баянова. — Эта дорога как стиральная доска, трясёт как на колхозной телеге. Обещали, что сделают ремонт дороги. Выделят семь миллионов на семь километров. Хорошо, если половина пойдёт на камень. Ямы замажут, а у нас болото и два места добычи нефти. Ходят постоянно бензовозы. Через год не останется ни камня. А кто нам потом будет ремонтировать дорогу? Сотовой связи нет, на дорогу выходят волки, медведи. Дети либо замёрзнут, либо будут съедены.

В 2004 году на этой дороге переворачивался ПАЗ со школьниками.

— Обошлось без жертв. Родители тогда пожалели водителя и директора. У нас единственный способ защитить жизнь детей — это митинг, — говорится в коллективном обращении родителей учеников из Бартыма. — Мы, родители, выйдем на мирный митинг на железную дорогу. Сход назначен на 17–18 мая. Депутатам мы написали перед заседанием Земского собрания. Приложили 138 подписей. Председатель Земского собрания сказал нам, что забыл прочитать.

Начальник управления образования Октябрьского района Светлана Мартынюк на Земском собрании озвучила причины закрытия Ольховской школы в поселке Бартым.

— 17 мая мы проведем сход жителей села с голосованием, — сообщила чиновница. — Эта школа малокомплектная. Там 28 учеников. А к 2022 году там останется 26 детей. Перспективы увеличения учеников отсутствуют. Расходы в год на одного ученика составляют 160 тысяч рублей. В школе не хватает педагогов. Туда ездят преподаватели английского языка из проекта «Мобильный учитель». Успеваемость старшеклассников там ниже средней по району. Ученики школы имеют низкую ориентированность на получение профессии. В выпуске 2017 года был всего один человек. Он никуда не поступил и нигде не учится. Мы предлагаем возить детей в Атнягузинскую школу в 15 километрах. Из сельских школ она показывает лучшие результаты. Кроме того, согласно проверке Роспотребнадзора, есть необходимость организации питания в школе Бартыма. Столовая требует вложений, школу необходимо оборудовать дополнительно и по антитеррористической безопасности. Мы считаем, это нерациональное вложение финансовых средств. Потому что в 15 километрах есть школа с большим числом детей. Для учеников из Бартыма мы организуем ежедневный подвоз. Что касается ремонта дороги — этот участок приведут в порядок.




Учитель ушел из жизни из-за 13-летней школьницы: подробности пермской драмы

Учитель физкультуры из поселка Усть-Черная Пермского края свел счеты с жизнью после того, как была обнаружена его неоднозначная переписка с 13-летней школьницей. С декабря прошлого года он писал девочке о том, что она красивая и предлагал дружить.

 

фото: pixabay.com  

Огласку эта ситуация получила после того, как девочка рассказала о переписке крестной, а та донесла информацию до матери. Мать была просто шокирована тем, что ее дочери учитель физкультуры пишет в столь свободном стиле. Узнав об этом, родительница побежала в полицию и написала заявление. Не дождавшись следственной проверки, учитель свел счеты с жизнью.

Известно, что покойный был женат и имел своих детей. Он 20 лет проработал в школе, и о нем отзывались, как о хорошем педагоге. Что же толкнуло его на столь трагический поступок?

Мы попросили прокомментировать ситуацию старшего клинического психолога НПЦ психического здоровья Ольгу Серебровскую:

– То, что этот человек свел счеты с жизнью, не дождавшись результата следствия — это громкий сигнал обществу. Сейчас многие спекулируют на теме отношений с детьми и несовершеннолетними. Вначале в обществе на такие моменты не обращали внимание, сейчас маятник качнулся в другую стороны - многие люди даже в невинных поступках готовы видеть преступления. Этот человек не надеялся, видимо, на правосудие, на то, что ему, даже если он был не виновен, удастся оправдаться. Общество сразу же ставит клеймо. Нужно всегда исходить из презумпции невиновности человека...

По словам психолога, учителя в школах сейчас находятся в зоне риска, если что-то случается их сразу обвиняют. А ведь и сама школьница могла спровоцировать переписку. Многие подростки предлагают учителям неформальное общение. Так они кажутся более значимыми в глазах своих сверстников и прикасаются к взрослому миру. Чтобы оценить ситуацию, нужно знать, что это была за девочка. Также подростки часто склонны к провокационному поведению. Но учителя - это тоже люди. Кто-то может пресечь неформальное общение, а кто-то нет. Учителя сейчас многие напуганы: их профессия из авторитетной когда-то превратились в профессию зоны риска. Если раньше учитель был беспрекословный авторитет, то сейчас он во всем виноват изначально в разных ситуациях.

– Я бы посоветовала учителям, если дети пытаются с ними общаться неформально или переходят какую-то грань, сразу же говорить об этой ситуации руководству, школьным психологам, родителям. Причем делать это надо не тогда, когда конфликт уже в разгаре, а когда только складывается нестандартная ситуация. Тогда учитель сможет себя обезопасить.

По словам эксперта, здесь должны были провести следствие, но если педагог проработал 20 лет, и раньше у него подобных ситуаций не было, то стоит задуматься...

– То, что он писал ей, что она «красивая», к примеру, это может быть и в контексте того, что девочка была не уверена в себе, и он пытался ее подбодрить. Может быть она была одинока и жаловалась на свои проблемы, а он разговаривал с ней. В самом по себе слове «дружба» ничего плохого нет. Нужно изучить весь контекст переписки, чтобы делать какое-то выводы, - подытожила психолог. - Бывает и так, что взрослые не реагируют на жалобы детей в контексте данной проблемы, и это тоже плохо. Нельзя вставать на сторону учителя или девочки, не изучив все детали ситуации.

Пять самых интересных событий на Московском международном салоне образования-2018 

Педсовет.org - Новости - Сб, 28/04/2018 - 18:02
В этом году на ММСО впервые был поднят вопрос о сертификации работы нянь. Сегодня в детсадах и яслях не хватает примерно миллиона мест. Проблему могло бы решить развитие института нянь. Это создаст дополнительные рабочие места и будет востребовано родителями, но необходимы профессиональные стандарты

Новосибирская студентка выяснила, почему родители не хотят отдавать детей в школу

Педсовет.org - Новости - Сб, 28/04/2018 - 17:34
По данным Единой информационной системы обеспечения деятельности Министерства образования и науки РФ, на начало 2017-2018 учебного года около 15 тысяч человек, или 0,11 % от общего числа учеников 1-9 классов, предпочли семейное образование. Из них более 1/3 живут в Москве и Московской области.

О птичке чирчик и о нас, учителях

Педсовет.org - Новости - Сб, 28/04/2018 - 14:27
Образ птички чирчик – это метафора, за которой кроются предельные ценностные основания человека, социальной группы, этноса, нации, страны… Они могут быть просто неотрефлексированы или быть проявленными публично, но устойчиво противостоять внешнему окружению.

Роскосмос вступился за второклассника, непонятого учителем

Педсовет.org - Новости - Сб, 28/04/2018 - 14:11
Московский второклассник по заданию учителя рисования изобразил космос таким, каким его представляет. Педагог же не принял рисунок и отправил ребенка переделывать, потому что «такого космоса не бывает». Отец школьника обратился к сотрудникам Роскосмоса с просьбой прокомментировать эту историю?

Три педагогических правила от Александра Тубельского

Педсовет.org - Новости - Сб, 28/04/2018 - 12:26
Александр Наумович Тубельский умер относительно недавно - уже в нашем веке, в 2007 году. В Москве действует школа его имени, коллектив которой придерживается методики Александра Наумовича. Хотя все педагоги страны могут использовать в своей работе те или иные педагогические находки Тубельского.

Более 55 тысяч человек стали участниками Московского международного салона образования 

Педсовет.org - Новости - Сб, 28/04/2018 - 12:26
С 18 по 21 апреля на ВДНХ прошел пятый Московский международный салон образования, который подтвердил статус крупнейшего события в образовательной сфере России.

Встреча с Александром Калягиным

Владимир Путин встретился с председателем Союза театральных деятелей России, художественным руководителем московского театра Et Cetera Александром Калягиным.

68 школьных редакций из 45 российских городов приняли участие в самом масштабном в стране смотре детских СМИ

Педсовет.org - Новости - Сб, 28/04/2018 - 11:43
Развитием медиаобразования и детских масс-медиа уже более 17-ти лет занимается Всероссийский конкурс школьных изданий. Этот педагогический и одновременно журналистский проект работает на две большие ветви — печатную (школьная периодика) и сетевую (марафон школьных СМИ).

В Москву на международную конференцию приедут ученые-географы со всего мира

Педсовет.org - Новости - Пт, 27/04/2018 - 17:43
С 4 по 6 июня в Москве на базе Российской академии наук состоится одно из крупнейших в текущем году событий в мире географии – конференция Международного географического союза «Практическая география и вызовы XXI века», приуроченная к 100-летию Института географии РАН. 

Заседание попечительского совета РГО

В штаб-квартире Русского географического общества Владимир Путин провёл юбилейное, десятое заседание попечительского совета РГО.